Распахнутые двери виделись во снах в деталях и последствиях,
Грустные перила в алмазных лестницах пытались смешить,
Хотели сшить воедино разрозненные лоскуты.
Сознание крестьянское, пламенем гори!
Как арбузное семечко не попавшее в землю, меня обуздали сомненья.
Отчаяние сдавило голову, поправши грудь паучьими лапками
Радостно запрыгали безногие зайчики, вывернутые на изнанку.
На родной поляне устроив праздник стали ветвями сухие деревья.
И я остался на северной части Плутона, заживо похороненный, своим самомнением.
Под радостные вздохи кривозубых часов, мило смотрящих в глаза
С чужих поясов на руках.
Меня разбудили кошачие стоны,
Что были правы когда повторяли,
Что лучше вообще никогда
Не подымать головы
Из-под одеяла.