С той улицы, освещенной тусклым светом редких фонарей, мы свернули
налево на столь же пустынный и еще более узкий проулок, где свет вообще не
горел, и примерно через минуту сделали еще один поворот, кажется, под тупым
углом - уже в полную темноту. Вскоре после этого Пикмэн извлек из кармана
фонарь и высветил его лучом ветхую, изрядно изъеденную червями деревянную
дверь. Отперев ее, он проводил меня в пустую прихожую, обшитую тем, что
некогда являлось прекрасными дубовыми панелями, - совсем простыми,
разумеется, но невольно наводящими на мысль об обитателях времен Андроса,
Фипса и других колдунов. После этого он провел меня в располагавшуюся слева
дверь, зажег масляную лампу и предложил чувствовать себя, как дома.
Скажу откровенно, Элиот, любой человек с улицы посчитал бы меня крутым
парнем, однако от того, что я увидел на стенах той комнаты, уверяю вас, мне
едва не сделалось дурно. Там были картины, которые Пикмэн никогда бы не смог
написать или хотя бы выставить на Ньюбэри-стрит, - и я убедился в его
правоте, когда он сказал, что "решил немного раскрепоститься"... Давайте
выпьем еще, - по крайней мере, мне это просто необходимо!
Совершенно бесполезно описывать вам то, на что все это было похоже,

Message too long. Click here to view full text.