Открыла двери — сарафанчик простенький —
И замерла. Весь палисадник бел.
Как будто мама простирнула простыни,
Разбросила сушить на городьбе.
Вчера кусты топорщились нескладно,
И шмель дремал, тяжелый, золотой,
А нынче так огромно и прохладно
Черемуховой пахнет чистой.
И я стою — качаются ступени —
И жду, сейчас корыто громыхнет,
И выйдет мама — локти в мыльной пене,
И будет мне опять четвёртый год.