В те времена, когда на извилистых улочках Ровери и в узких подворотнях меж неказистых домов, настолько плотно прилегающих друг к другу, что иной раз казалось, будто здания эти так и норовят подступиться ещё ближе, чтобы сомкнуться в крепких объятиях бесформенных кирпичных тел и сплестись воедино устремлёнными в небо, покосившимися и почерневшими от многолетних наслоений сажи печными трубами, перемолов, подобно жерновам, живые тела, которым не повезло затеряться среди них в столь трогательный момент, внимательный наблюдатель мог изредка заприметить снующих без определённой цели праздных проходимцев и спекулянтов, предлагающих немногочисленным приезжим жителям столицы к приобретению фрагмент безоблачного неба по привлекательной цене. Именно тогда дети принялись делиться историями о чудесных сновидениях, посещающих каждого, кто обнаружит в себе достаточно смелости и упорства, чтобы провести две незабываемых ночи и один забывчивый день в одиноком треде, вросшем в пропитанную эссенцией твири почву на пустыре так, что производил впечатление скорее элемента ландшафта. Позднее и взрослые, подхватив несомые порывами тёплого ветра безобидные шалости юных душ, принялись с упоением рассказывать о судьбах тех, кому однажды довелось побывать в этом треде. Поистине резонанс в области противоестественных наук был произведён после того, как группа местных энциклопедистов решила провести спонтанный эксперимент, поделившись его неожиданными результатами со своими незаинтересованными коллегами. Буквально на глазах напольные покрытия отважных экспериментальных образцов трансформировались, принимая иную форму вопреки всем известным законам приличия и здравого смысла. Однако в скором времени смелые эксперименты были прекращены в связи с предъявленными представителями официальной власти обвинениями в научном экстремизме, а все причастные лица подверглись дезинфекции, тщательно вымыв несколько раз руки с мылом.