>>23186
Вне всякого сомнения, согласно принципам философии практики, пробуждение национального духа, способного бросить вызов гегемонии господствующего класса, пошатнуть вертикаль утвердившегося статус-кво, предваряет возникновение идеи, мобилизующей неартикулированный потенциал народных масс, и проецирующей её интеллигенции нового образца. Однако, если абстрагироваться от теоретического базиса, фиксирующего условия и механизмы организации политического и экономического придатков государственного механизма, воспринятых через призму конкретной идеологии, то процесс методической имплементации сформулированной теории неизбежно сталкивается с препятствиями, возводимыми самим культуральным и историческим ландшафтом определённой нации, ресурсной базой. Так же как Маркс, будучи уверен в том, что успех революции пролетариата станет возможным исключительно в условиях развитых капиталистических отношений, нелестно отзывавшийся о России, вряд ли мог предположить, что именно на её руинах будет воздвигнут маяк коммунизма, а его теорией, вопреки прогнозам, вдохновятся кровавые тираны, взобравшиеся на политический Олимп крестьянских государств по выложенным из черепов ступеням. Грёзы интернационалистов о трансформации Первой мировой в мировую революцию, рассыпались в прах, когда солдаты и рабочие обратили оружие не против буржуазии, но своих коллег по классовому несчастью.

И капитализм, фундамент которого был заложен Реформацией и протестантской этикой, воплотился в особый прусский социализм, а в новой России принял извращённую олигархическую форму, хотя базировался на тех же классических принципах.

Всё потому, что культура не является инклюзивным универсальным феноменом и предопределяет дивергенцию национальных моделей мировосприятия, по крайней мере, так обстояло до тех пор, пока глобализм не приступил к активной культурной унификации. И, в отсутствие контркультурных пассионариев, способных опровергнуть потребительскую аксиому, перспективы её деконструкции представляются туманными.