Похоже, что кроме срущего шизика, никого и не осталось.