Ронери, я никогда тебя не понимала.