Сидя намедни с молодчиками на покосившейся скамье, заботливо помещённой надзирателями неподалёку от карцера, вынужденного стать местом нашего, ожидающего длительный срок, пребывания, так, чтобы не провоцировать конвоиров, только и ищущих возможности настучать пластмассовыми дубинами по голове поэтам-раскольникам и контрабандистам цифровых манускриптов, задержавшимся в распахнутых под открытым небом объятиях по-весеннему пьянящей свободы несколькими минутами дольше отведённого для этого времени, припомнили былые времена, когда умудрённым в делах любовных кавалерам достаточно было только направить через мальчонку-посыльного серию чувственно-оригинальных анонимных посланий даме сердца своего, чтобы орган чувств последней, робко распуская бутон, начал ускорять движение, подобно набирающему обороты движущему механизму паровоза, с характерным для него скрежетом. С тех пор высчее общество, следуя тренду, ставшему общепринятым маркером приличия и этикета, обюрократилось - в ходу обмен официальными заявлениями о вступлении в отношения, заполнение бланков по форме, наделяющих заявителя правом испросить руки возлюбленной, и простаивание в длинных очередях перед кабинетом стряпчего, проставляющего печать в документ о допустимых рамках интимной связи. Теперь куда ни пойди, всюду слышится только грохот станков и мерный шум чётко выверенных ударов пальцами по клавишам пишущих машин, а разбросанные тут и там кипы бумаг ветер разносит по округе замысловатыми вихрями. В наш век редкоземельных металлов и нефти на каждое действие бледные юноши изыскивают советов и инструкций, а копипасты ищут общения порою активнее, чем одушевлённый собеседник.