Марксистский атеизм давным-давно порвал с ограниченностью просветительской критики религии, которая не преодолевает идеалистической иллюзии, будто достаточно изменить сознание людей, чтобы изменился мир. Предоставим же филистерам гоняться за собственной, отчужденной человечностью и самосознанием в пустом пространстве. Мы же, революционеры, приобретаем его в деле.