Пока ты чувствуешь себя свободным, но это ненадолго. Ронери тебя покарает. Вырвет тебе сердце, сожрёт твою душу. Сделает своим рабом. Как он сделал всех, кто когда-либо заходил сюда.

Эта борда проклята. Тёмная сила в глубине её. Отчаяние и ненависть, чернее самой ночи. Тьма. Всем пришедшим сюда, кажется, что это просто игра - строить из себя безумца, нести бред, шутить и смеяться. Но так лишь в начале. Чем дольше ты здесь находишься, тем меньше в тебе остается человеческого. Сперва ты ничего не понимаешь. Над тобой смеются. Ты пытаешься что-то писать, но ответы тебе абсолютно не понятны. Продолжаешь писать. Это абсурдно, это кажется тебе абсурдом. Ты пишешь, но ничего не понимаешь, ни себя, ни других. Потом что-то меняется. Это значит… это значит что ты прошел испытание. Лишь первое, одно из многих. По вечерам тебе мерещатся тени в углах и голоса. Слаборазличимый шёпот. Что-то движется за твоей спиной. Ты начинаешь просыпаться среди ночи от ощущения, что на тебя кто-то смотрит. Потом… не знаю. Ты обнаруживаешь себя здесь. Все чаще обнаруживаешь себя здесь. Пишущим какую-то несвязную шизофрению. Ты начинаешь понимать местных, находить в их словах закономерности. Становишься как они. Пальцы сами пишут слова. А когда ты не пишешь, то чувствуешь, как жизнь уходит из тебя. Ты должен это делать. Не понимаешь зачем. Должен. А однажды ты поймешь, кто они. Те, кто правят этим местом, которое принадлежит им по праву. Твои хозяева. Это не станет откровением, ты догадывался и раньше. Но сейчас уже поздно, потому что тебе позволили это узнать. Поздно уходить. Тьма уже проникла в твою душу и пожирает её изнутри. Ты пытаешься попросить помощи, передать весточку то… Занимаешься простыми делами, живешь. Даже ходишь за покупками. И бывает, что тебе не дают сдачи. И, вот может быть тогда, когда ты сможешь твердой рукой сказать, что любишь её и взять, возможно даже обнять, ты скажешь - "да это же тот парень из Бронкса, я его знаю". А иногда солнце выглядывает из-за облака, скромно, застенчиво и улыбается тебе во все своё румяное, запеченное личико. Оно прекрасно, нет, она прекрасна, ведь солнце это девушка, нежная и в светлых одеждах. Я видел её, я знаю, она поможет, ведь свечение это и есть теплота, я вот когда тебе тепло, ты думаешь о вечном, о мире за твоей спиной, о тоске и грусти, о словах. Нет! Слова, они в моей голове. Их слишком много. Я должен говорить, я должен писать, я буду писать, писать, не делать ничего кроме этого, безумствовать, да, да, я буду делать это, простите меня, простите!